Заказать Экскурсию
Заказать Лекцию
Версия для печати

Эдуард Асадов: Трагедия, которая перевернула жизнь

30 Апрель 2021

Благодаря этим фронтовикам память о величайшей трагедии 20 века сохраняется и будет жива до тех пор, пока будут жить их произведения, воспоминания, созданные на экранах образы.

Наступил 1941 год. Окрыленный планами и надеждами, юноша планировал после школы поступать в ВУЗ, но никак не может решить: литературный или театральный? Жизнь избавила Асадова от этого выбора – через неделю после школьного выпускного началась война. В первый же день он был в военкомате и уже через сутки направлялся к месту боев в составе стрелкового подразделения – Асадов был зачислен в расчет специального орудия, позже получившего известность как легендарная «катюша».Свое боевое крещение он получил под Москвой. Больше года он был наводчиком, затем - командиром оружейного расчета. А в перерывах между сражениями он писал стихи и читал их на недолгих привалах своим сослуживцам.
В 1943 году Эдуард Асадов получил лейтенантские погоны, затем стал комбатом. Роковым для Асадова стали бои под Севастополем – его батарея была полностью уничтожена. Орудий больше не было, зато оставались запасы снарядов, в которых так нуждались на соседнем рубеже. И с наступлением рассвета боеприпасы были загружены в машину, которую Эдуард Аркадьевич взялся доставить к батарее, обеспечивающей наступление. Это решение было смертоубийственным – по открытой равнине везти реактивные снаряды в обычном тряском грузовичке. Неизвестно, каков был бы результат сражения, если бы Асадов ни принял такого решения. К сожалению, для него самого эта битва стала последней. Осколком снаряда, взорвавшегося рядом с машиной, комбату снесло часть черепа, залив лицо кровью. По мнению медиков, после таких ранений человек должен умереть в течение нескольких минут. Асадов довел машину до соседней батареи, находясь практически без сознания. А потом - 26 суток борьбы между жизнью и смертью. Когда юноша очнулся, ему пришлось выслушать две новости. Первая (хорошая) заключалась в том, что он является феноменом – никто из медиков даже не предполагал, что молодой офицер сможет выжить, тем более сохранив при этом способность говорить, двигаться, мыслить. А о плохом Асадов узнал, когда открыл глаза – и не увидел ничего вокруг. Оставшуюся жизнь ему предстояло провести в полной темноте. В первые дни, погруженный во тьму, он не хотел больше жить. А потом были стихи, много стихов. 47 книг, черная повязка на глазах и любовь миллионов.